Газета "Вести АГТУ"
Сайт АГТУ Главная Архив О проекте RSS[?]
Выпуск 28-03-2007 (14)

Актуальные спецвыпуски

Рубрики

Последние выпуски

НИКОЛАЮ ИВАНОВИЧУ ВОРОНИНУ 70 ЛЕТ!

С его именем связано открытие одного из крупнейших месторождений России – Астраханского серогазоконденсатного месторождения, он имеет почетные звания лауреата Государственной премии СССР, лауреата премии ОАО «Астраханьгазпром», заслуженного геолога РФ, является автором 125 работ, из них три монографии, одна книга. Николай Иванович Воронин – доктор геолого-минералогических наук, профессор, академик РАЕА, РАГН, ведущий ученый нашей страны, крупнейший специалист в области нефтяной геологии. О его многолетней плодотворной деятельности свидетельствуют многочисленные правительственные награды: орден Трудового Красного Знамени, орден «За заслуги перед Отечеством IV степени», юбилейная медаль «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», ряд ведомственных наград.
20 марта Николай Иванович отметил свой 70-летний юбилей. К этой значительной дате он подошел в расцвете творческих сил, обладая глубокими знаниями и огромным опытом научной деятельности. Мы попросили выдающегося ученого рассказать о своей интересной и насыщенной жизни.


Корр.: Николай Иванович, Вы являетесь одним из первооткрывателей уникального Астраханского серогазоконденсатного месторождения, ведущим геологом России. Расскажите, с чего начиналась Ваша трудовая деятельность?

Н.И.: В 1959г. я окончил Воронежский государственный университет по специальности «Геологическая съемка и поиски месторождений полезных ископаемых» и по распределению был направлен в Астраханскую комплексную геологическую экспедицию. В то время геологическая партия, в которой я начал работать, проводила исследования в районе Досанга. Исследования были связаны с возможным строительством в этом районе Нижневолжской ГЭС, но в результате было сделано заключение о нецелесообразности этого строительства – очень пологий берег стал бы причиной огромной площади затопления.

После завершения работ я был направлен на озеро Баскунчак, где стал заниматься разведкой Баскунчакского месторождения поваренной соли. Признаюсь, там, по прошествии какого-то количества времени, я стал сомневаться в правильности выбора своей профессии. Работать в таких условиях было очень сложно – вокруг «голая» степь, плохие бытовые условия. Я задумался о поступлении в аспирантуру. Когда оканчивал университет, мне предлагали поступать в аспирантуру, но я отказался в силу материальных причин. В нашу экспедицию приехал с проверкой главный геолог Волго-Донского территориального геологического управления. Он остался доволен проделанной мной работой и рекомендовал мне поступать в аспирантуру. Так как в Воронеже в аспирантуре не было направления по нефти и газу, я в 1963г. поступил в Ростовский университет. В 1965г. я перевелся в Астрахань, а в 1967г. защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук. В 1971г. меня назначили заведующим отделом геологии Астраханско-Калмыцкого Прикаспия Нижневолжского научно-исследовательского института геологии и геофизики. Молодые, амбициозные ребята, мы считали, что нам в прямом смысле горы по плечу, и всеми силами стремились к успеху, к открытию новых месторождений нефти и газа.

Корр.: С какими проблемами Вам пришлось столкнуться на данном этапе?

Н.И.: В то время эффективность поисковых работ нефти и газа была очень низкой: геологоразведочные работы проводились на небольших глубинах – 1,5–2 км, возрастала проблема с газоснабжением города. Под моим научным руководством группа геологов подготовила генеральную схему поисково-разведочных работ. Мы четко определили, что стратегию поисковых работ необходимо менять.

После проведенных исследований мы доказали, что искать месторождения нефти и газа необходимо на больших глубинах (4,5 км) в подсолевых отложениях в пределах Астраханского свода. Мы стали работать в этом направлении. По началу, в связи с отсутствием опыта бурения глубоких скважин, часть скважин были аварийными, и их пришлось ликвидировать. По этой же причине возникали проблемы с качеством геофизических работ, были трудности с необходимым специальным оборудованием. В результате, по истечении 5 лет непрерывных работ не было открыто ни одного месторождения. Министерством было принято решение о прекращении работ, как малоперспективного направления. В министерстве дали ясно понять, что если я буду ходить в обком партии и доказывать обратное, меня уволят с работы. До этого мы открыли ряд небольших месторождений газа в надсолевом комплексе. Геологоразведочные работы нефти и газа курировал второй секретарь обкома партии Н.Г. Селин. В сложившейся ситуации он нас поддержал, и мы получили возможность добурить одну скважину. В апреле 1976г. на пленум обкома партии был приглашен министр геологии, где он дал свое согласие на завершение работ по бурению этой скважины, а в августе этого же года мы получили из скважины «5 Ширяевская» первый фонтан газоконденсата, который известил об открытии крупнейшего месторождения в стране.

Корр.: Расскажите, как проходило освоение месторождения?

Н.И.: Объем работ был огромен. Это было одно из крупнейших месторождений в Европе. На сегодняшний день, при объемах добычи Астраханьгазпромом около 12 млрд м3 газа в год, запасов этого месторождения хватит почти на 250 лет. После открытия месторождения мы продолжили геологоразведочные работы по его изучению и подсчету запасов. В начале 1981г. на месторождение приехала комиссия под руководством начальника Госплана СССР Н.К. Байбакова. В результате их визита впервые в СССР без утверждения запасов было принято решение о начале работ по освоению месторождения и строительстве завода.

Минимальный запас газа, необходимый для начала строительства газоконденсатного комплекса на месторождении, должен был составлять около 1 трлн м3, в то время как запас Астраханского месторождения достигал около 3 триллионов. Таких объемов в данном регионе еще не было. Например, запасы Промысловского месторождения составляли около 1 млрд м3, а здесь – в три тысячи раз больше! Строительство шло большими темпами, работы было очень много. Газпром переводил своих сотрудников из Оренбурга. Я с группой геологов занимался научным обоснованием развития разведочных работ. На базе наших научных разработок закладывались разведочные скважины, изучались подсечные параметры месторождения.

На первых порах население этого района волновалось по поводу перспектив такого строительства, а также опасности загрязнения окружающей среды. В последнем вопросе их активно поддерживали экологи страны. Мы проводили встречи с населением, отвечали на интересующие их вопросы, раскрывали все возможные преимущества строительства комплекса. Мы не отрицали, что освоение такого огромного месторождения не пройдет бесследно для окружающей среды, хотя его развитие проходило с использованием новейших технологий, удовлетворяющих всем экологическим нормам. Но нельзя не оценить пользу освоения месторождения для всего региона, который в то время остро нуждался в газоснабжении.

В 1989г. я защитил докторскую диссертацию на тему «Палеотектонические критерии прогноза и поиска залежей нефти и газа с учетом опыта работа на Астраханском газоконденсатном месторождении».

После окончания разведки месторождения и утверждения запасов ГКЗ СССР каждого из нас – группы специалистов – выдвинули на соискание звания «Лауреат Государственной премии СССР», а в 1991г. М.С. Горбачев подписал один из последних своих указов о присуждении нам этих званий. К сожалению, за всей неразберихой, происходившей в стране в этот период, нас никто не поздравил: ни в министерстве геологии, ни в области. Сейчас я понимаю, что, начнись распад СССР раньше, мы бы не смогли завершить разведку месторождения.

Корр.: За время Ваших научно-исследовательских работ на Астраханском месторождении, что было самым трудным?

Н.И.: Самое трудное было получить первый фонтан. Не было опыта бурения, плюс позиция министерства в определенный промежуток времени – все это отрицательно сказывалось на нашей работе. В такой ситуации было очень сложно доказать свою точку зрения и добиться разрешения на завершение бурения последней 5-й поисковой скважины, которая впоследствии оказалась спасительной для всего месторождения.

Корр.: Николай Иванович, какими проектами Вы заняты в настоящее время?

Н.И.: Недавно я подготовил научное обоснование для постановки геологоразведочных работ в Пойменном участке Астраханской области, где в апреле 2004г. первой пробуренной скважиной было открыто крупное Центрально-астраханское газоконденсатное месторождение. Ситуация чем-то напоминала историю открытия Астраханского газоконденсатного месторождения. Геологическим изучением занималась частная фирма, я наметил объекты испытания. После проведения перфорации колонны и проведения испытания пласт оказался сухим. Я предположил, что, возможно, проблема в зарядах. Руководство фирмы, естественно, посчитало, что дело в неверности моих расчетов. В результате я связался с начальником «Астраханьгазгеофизика» Р.Ш. Алиевым, они сделали контрольные геофизические замеры тремя способами и определили, что ни в одном из 600 сделанных прострелов «дыр» нет, т.е. заряды не пробили ни одну точку. Мы заключили договор с «Астраханьгазгеофизика», они «простреляли» и получили фонтан газа – 260 тыс. м3 в сутки и конденсата – 110 м3 в сутки. Это месторождение меньше Астраханского, но тоже относиться к уникальным. Запасов месторождения больше триллиона. Сейчас мы занимаемся разведкой, планируется добывать 12 млрд м3 газа. Естественно, переработка сырья в пойменном участке чревата экологическими проблемами, поэтому разрабатывается проект строительства завода в районе Бешкуля по другую сторону Волги.

Корр.: Как продвигается работа в этом направлении на сегодняшний момент?

Н.И.: Мы пробурили одну скважину, в этом году планируем приступить к бурению еще двух разведочных скважин. Разведка должна закончиться в 2009г. После подсчетов запасов по результатам разведочных работ будет подготовлено технико-экономическое обоснование на освоение месторождения. По плану мы должны приступить к освоению не позднее 2014г. Обеспеченность запасами при добычи 12 млрд м3 в год – 100 лет. Также мы планируем по завершению разведки, приступить к исследованию более глубоких слоев (5–7 км).

Корр.: Николай Иванович, сейчас Вы являетесь заведующим кафедрой геологии нефти и газа в АГТУ. Как Вы чувствуете себя в роли преподавателя?

Н.И.: В университете я работаю с 2001г. Дело в том, что я был инициатором создания данной кафедры в университете. Наш регион имеет мощную сырьевую базу, и перед нами стояла задача обеспечить отрасль местными специалистами. Кроме того, мне нравится общаться с молодежью. Такое общение позволяет и мне «не стоять на месте», продолжать свое развитие, как специалиста. Ведь прежде, чем прийти к своим студентам на лекцию, я должен прочитать большое количество специализированной литературы. Я считаю, быть преподавателем – хороший стимул для любого ученого.

Корр.: Николай Иванович, почему Вы решили связать свою жизнь именно с этой специальностью?

Н.И.: Еще в школе я грезил о военно-морской форме, но когда в 10 классе мы проходили комиссию, я не прошел «по зрению». Я решил, что пойду в гражданскую авиацию, но, приехав в Воронеж поступать в университет, узнал, что набор на данное направление завершен. Когда я вышел из университета, мне навстречу шли молодые люди в форме, очень похожей на военную. Я, конечно, спросил об их специальности. Оказалось, что такая красивая форма принадлежала геологам… Вот так я определился со своей будущей специальностью, выдержал конкурс 8 человек на место и был зачислен в 1954г. на геологический факультет Воронежского государственного университета. Что самое смешное, приказ о зачислении был издан в конце августа, а приказ об отмене формы вышел в ноябре этого же года…

В процессе учебы мне понравилась геология, особенно геологические практики. Сейчас я рад, что судьба сложилась именно так, что случай связал меня с геологией.

Корр.: Николай Иванович, мы желаем Вам крепкого здоровья, долгих лет активной деятельности и свершения всех ваших планов!

С Н.И. Ворониным беседовала К. Ширина

 
Copyright © 2005-2008 "Астраханский государственный технический университет"
Created by Eugeny Shigaev [ester]
Designed by Cherevichenko Alexander [CheRya]