Газета "Вести АГТУ"
Сайт АГТУ Главная Архив О проекте RSS[?]
Выпуск 07-02-2007 (8)

Актуальные спецвыпуски

Статьи номера

  • НОВОСТИ УЧЕНОГО СОВЕТА
  • АНОНС

Рубрики

Последние выпуски

ЛЕТОПИСЬ ЖИЗНИ ЗАСЛУЖЕННОГО ЧЕЛОВЕКА

Человеческие судьбы, даже если схожи между собой, все же разительно отличаются друг от друга деталями. Не пытайтесь найти две совершенно одинаковые судьбы, поскольку предопределены-то они свыше, а вот истинными их творцами являемся мы сами.
Доктор биологических наук, заслуженный работник рыбного хозяйства Российской Федерации Владимир Прокофьевич Иванов – человек весьма неординарной судьбы, которую он «творит», как ему подсказывает сердце, как он сам этого хочет, складывая из жизненных взлетов и падений «произведение» своей жизни.
Этому удивительному и выдающемуся человеку 8 января 2007г. исполнилось 70 лет. В этот день Владимира Прокофьевича окружали самые близкие и родные люди, верные друзья и те, кому привелось трудиться плечом к плечу рядом с ним. За 70 лет сделано очень много, почти все проекты, за которые брался Владимир Прокофьевич, высоко оценены не только научными деятелями нашей и других стран, но и людьми, на практике использующими программы и концепции, разработанные под его руководством.
Люди, окружающие Владимира Прокофьеивча, могут сказать очень много хорошего и доброго о нем, о его достижениях и вкладе в развитие рыбного хозяйства Каспия, но никто не расскажет о любимом деле так, как сам юбиляр. Мы попросили Владимира Прокофьевича поведать нам хотя бы малую часть длинной увлекательной истории его жизни.

Корр.: Владимир Прокофьевич, Вы посвятили любимому делу более 40 лет. Расскажите, пожалуйста, с чего Вы начинали свой трудовой путь? Чем привлекла стезя биолога?

В.П.: После окончания школы я, как и любой молодой человек, стоял перед главным выбором своей жизни и, нужно сказать, определенности в будущей специальности у меня не было. Я проработал 2 года учеником токаря на Сталинград-ском тракторном заводе, а потом поступил в Сталин-градский, ныне Волгоградский, пединститут на биологический факультет. Там в это время заведующим кафедрой зоологии был профессор Георгий Сергеевич Марков. Это был очень хороший руководитель, интересный лектор. Буквально с первых лекций он увлек, «заразил» нас наукой, научной деятельностью в области биологии, зоологии и паразитологии. Я записался к нему в кружок, стал готовиться к научной деятельности. Каждое лето он организовывал студенческие экспедиции, в которых студенты проводили свои первые исследования по биологии и паразитологии. Мы смогли побывать на водоемах Волго-Донского канала, на водохранилищах на Волге, в Астраханском заповеднике, в степях Калмыкии и других интересных местах. Эта деятельность меня заинтересовала, и, окончив институт, я уже не сомневался и другого пути себе не представлял, как только заниматься научными исследованиями.
После института я отслужил 2 года в армии и, вернувшись, поступил в аспирантуру к Георгию Сергеевичу Маркову. Я стал выступать на конференциях с докладами, в том числе и здесь, в Астрахани, где познакомился с интересными людьми и узнал о существующем здесь институте КаспНИРХ. Как оказалось, им требовался специалист моего профиля, поэтому они сделали заявку и распределили меня на работу в Астрахань. Таким образом, 40 лет тому назад, в 1966г. я приехал в Астрахань и стал работать старшим научным сотрудником в КаспНИРХе. Меня сразу увлекла новая работа среди эрудированных и увлеченных своей профессией людей: д-р биолог. наук, энциклопедист Каспийского моря, один из крупнейших на Каспии ихтиолог Евгений Николаевич Казанчеев, д-р биолог. наук Марк Аронович Летичевский, благодаря которому была спасена белорыбица, потерявшая свои естественные нерестилища, но вновь ставшая промысловым объектом. Заместителем директора института работала Тамара Васильевна Астахова, очень опытный, требовательный руководитель, я прошел у нее хорошую школу и профессиональную подготовку. Каспий сразу «привязал» меня к себе, и я не смог и не захотел «отрываться» от него.

Корр.: С какими проблемами в первое время Вам пришлось столкнуться?

В.П.: Тогда, в конце 60-х – начале 70-х гг., стало развиваться прудовое рыбоводство в стране, и в Астраханской области в частности. Очень многие не верили в это направление, говорили, что незачем заниматься разведением рыбы в прудах, когда ее можно ловить в реке и море. Но многие ученые и, что самое главное, наше государство и его правительство понимали необходимость развития этого направления. Встал вопрос о разработке научных основ и базовых руководств для данной области рыбохозяйства. Это были первые работы, с которыми я столкнулся, работая в КаспНИРХе. Мы проводили исследования, вели разработки научных основ прудового рыбоводства для условий нашей Астраханской области, для дельты Волги. Потом они действительно дали хорошие результаты, и колхозы стали выращивать достаточно много прудовой рыбы.
Около 5 лет я заведовал Лабораторией прудового рыбоводства, а потом был назначен заместителем директора института по научной работе. Круг вопросов моей деятельности расширился, и первоочередным стал вопрос о промысле кильки в Каспийском море. В этой области существовали свои острые проблемы, поэтому исследования института были необходимы промышленности. Нужно было объяснить, почему вдруг упали уловы кильки, куда она делась, где ее найти. Эти вопросы практически еженедельно рассматривались на достаточно больших производственных совещаниях, и институт должен был все время владеть ситуацией.
А потом возникли другие вопросы, связанные со строительством каналов Волга-Чограй, Волго-Дон-2, когда волжскую воду намеривались направить в Ставропольский край и другие регионы. Мы понимали нецелесообразность и опасность строительства этих каналов. Во-первых, потому что предполагалось очень большое изъятие воды из Волги, превышавшее все допустимые нормы. Во-вторых, каналы проходили через степи, через грунты, в которых находятся большие соленые купола и очень много подземных источников соленой воды, поэтому в Ставрополье пришла бы не волжская вода, а соленая вода, непригодная для применения. Тем не менее, строительство велось. Тогда общественность, наука, научные организации поддержали наше мнение. Только после этого нам удалось убедить правительство в прекращении строительства. Это был очень напряженный период, который потребовал от нас доказательства нашего профессионализма: аргументированных фактов и научно-обоснованных материалов, подтвер-ждавших опасность данных проектов, которые непосредственно курировал генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Сергеевич Горбачев. А он, как известно, пришел в генеральные секретари из Ставропольского края и всеми силами стремился выполнить наказ ставропольцев – привести им волжскую воду. Нам было очень сложно доказать свою правоту, но благодаря упорству, мужеству и профессионализму людей, занимающихся этой проблемой, строительство было прекращено.
Много было интересных работ. Одно время наш КаспНИРХ очень тесно сотрудничал с космонавтами. Мы участвовали в разработке методов изучения продуктивности мирового океана с помощью космических технологий. Отыскать методы космического изучения процессов, происходящих в Мировом океане и нахождения косяков рыбы в Мировом океане – эта задача была поставлена перед космонавтами. Прежде чем подняться в космос они приезжали к нам на Каспий. Совместная работа заключалась в наблюдениях за одними и теми же процессами в Каспийском море, которые космонавты проводили с воздуха, а наши специалисты с морских судов. А затем мы объясняли, с чем связаны те или иные изменения исследуемых показателей, для того чтобы потом применить эти данные в масштабах Мирового океана. Это были очень увлекательные проекты не только по своему содержанию – нам было очень интересно и приятно пообщаться с космонавтами – очень общительными люди, с хорошим чувством юмора, с которыми было легко найти общий язык. Наш институт тогда первым разработал для космонавтов рыбные консервы из осетровых рыб. Потом Коваленок из космоса передал благодарность нам и Астраханскому рыбокомбинату за эти консервы, и, конечно, нам было очень приятно это слышать.

Корр.: Вы наверняка занимались и экологическими проблемами дельты Волги? Как складывалась ситуация по этим вопросам?

В.П.: Совершенно верно. Проблема экологии на Каспии и Волге особенно остро проявилась в 1978–1979гг. В это время очень больших масштабов достигло нефтяное загрязнение. Кроме того, в Астраханской области, в Азербайджане выращивалось очень много риса. А на рисовых полях применяют очень сильные ядохимикаты для борьбы с сорняками и вредителями. И все это попадало в воду. В 1978-1979гг. у осетровых проявилось такое заболевание – миопатия – расслоение мышц. Мышцы рыбы стали дряблыми, оболочка икры ослабла. Зараженная икра стала непригодной ни для воспроизводства – из нее не рождались личинки, ни для пищевого использования – нельзя было делать даже консервы. Возникла достаточно тревожная обстановка, поскольку количество зараженной рыбы доходило до 30% всего улова.
Мы решили привлечь сотрудников Международной Академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности, и даже была направлена делегация в Канаду и в Америку для того, чтобы изучить их опыт. К сожалению, эта поездка не дала нам каких-либо практических советов по решению данной проблемы. Однако, мы сумели выяснить главное – нужно бороться не с последствием загрязнения, а необходимо научиться его предотвращать и не допускать попадания вредных веществ в воду. С этой идеей мы вернулись.
Государство прислушалось к этому, и в рисоводстве Астраханской области было принято решение не использовать ядохимикаты на рисовых полях, ко многим промышленным предприятиям области были предъявлены очень серьезные экологические требования, а в Волгограде некоторые предприятия были перепрофилированы на выпуск другой продукции, которая не связана с загрязнением водоемов. Были созданы станции по сбору балластных вод с судов и т.д. То есть была действительно была проведена очень большая работа, ситуация улучшилась. К концу 90-х гг. вода стала значительно чище, и сейчас она, можно сказать, на удовлетворительном уровне, по крайней мере, непосредственного ущерба рыбным запасам не причиняет.

Корр.: Какая, по Вашему мнению, на сегодняшний день наиболее серьезная проблема Каспия, и с чем она связана?

В.П.: Одна из современных проблем возникла в связи с распадом Советского государства. Это геополитическая проблема – когда на Каспии вместо двух государств образовалось пять. Каждое из них стало стремиться максимально использовать запасы Каспийского моря для поддержания своей экономики, своего хозяйства. Природные ресурсы, к сожалению, не безграничны, и нужно было найти очень разумный подход их использования. Необходимо было определить право каждого государства на вылов рыбы. Мы предложили метод распределения квот вылова кильки, осетровых и тюленя для прикаспийских государств в зависимости от их вклада в воспроизводство. С этой методикой согласились все прикаспийские государства и используют ее с 1993г. по сегодняшний день. Львиная доля улова, согласно методике, принадлежит России – около 70 %, потому что российский пресноводный сток дает основу Каспийскому морю, самое большое число молоди рождается у нас в Волге, а затем попадает в море, и в России на рыбоводных заводах выращивается самое большое число молоди.
Кроме того, с 2000г. на Каспии появилась еще одна биологическая проблема – это проникновение грибнивика мнениопсиса, которого с балластными водами завезли из Черного моря. Это небольшое медузообразное водное животное, которое пропускает через себя воду и отфильтровывает все, что в ней находится, главным образом, зоопланктон, который служит кормом для килек и др. организмов-гидробионтов Каспийского моря. Грибнивик размножается очень быстро, буквально в геометрической прогрессии. От нескольких экземпляров на юге Каспия к осени он распространяется почти до дельты Волги. За короткий промежуток времени он подорвал кормовую базу килек, в результате снизились их запасы и уловы. Кильки служат кормовой базой для более крупных рыб, как следствие уменьшилось их количество, т.е. нарушилась вся экосистема Каспийского моря.
Институт начал работать над этой проблемой, эти исследования продолжаются и сейчас, пока еще эффективных мер борьбы с ним не найдено. Хотя проблема сегодня немного потеряла свою актуальность, поскольку снизилась численность самого грибнивика. Но это не значит, что специалисты КаспНИРХа не стали ей заниматься.
Конечно, большой проблемой является браконьерство, нелегальный промысел, особенно осетровых рыб. Промышленный промысел осетровых сегодня прекращен, и вот 2 года уже не осуществляется по запрету Международной организации СИТЕС. Проблемы достаточно важные. КаспНИРХ принимал и принимает сейчас в них самое активное участие.
Я практически отошел от непосредственного участия в решении этих проблем. Уже 5 лет я работаю в АГТУ и занимаюсь подготовкой специалистов, которые будут решать эти проблемы. Я пытаюсь воспитать людей, которые бы очень активно боролись за сохранение биологических ресурсов Каспийского моря, грамотно и принципиально решали бы проблемы, возникающие перед рыбным хозяйством Каспийского бассейна.

Корр.: Что тоже очень важно. Владимир Прокофьевич, Вы можете выделить наиболее значимый проект, которым Вы занимались? Какую оценку за проделанную работу Вы поставили бы сами себе?

В.П.: Пожалуй, наиболее значимым проектом была разработка концепции развития рыбного хозяйства Каспийского моря. Этим проектом институт занимался несколько лет, и он потребовал объединения усилий всех лабораторий, всех исследований, проводимых не только КаспНИРХом, но и другими институтами, которые работали и работают на Каспии. Мы пытались проанализировать основные факторы, влияющие на экологию и на состояние биологических ресурсов и найти такие рычаги управления, которые давали бы возможность оптимального развития биологических ресурсов и наиболее рациональное их использование. Такая концепция была разработана, она была принята в Министерстве рыбного хозяйства и сейчас применяется и поддерживается другими прикаспийскими государствами.
Что касается оценки проделанной работы, я могу сказать только, что если бы мне пришлось сейчас заново выбирать свой жизненный путь, я выбрал этот же и не хотел бы никакого другого. Сейчас у меня, конечно, уже больше опыта, и, может быть, я бы по-другому решал проблемы, с которыми мне пришлось когда-то столкнуться: лучше и более эффективно использовал бы свои силы и возможности. В любом случае, я благодарен судьбе за то, что она связала меня с замечательным уникальным водоемом, с нашим седым Каспием. Я надеюсь, что моя жизнь и мои работы хоть как-то помогли в решении сложных проблем рыбного хозяйства прикаспийского бассейна.


А.Н. Неваленный, директор Института биологии и природопользования АГТУ, д-р биол. наук, проф.:
Владимир Прокофьевич – крупнейший ученый, и любой специалист в нашей и других странах знают его, как одного из ведущих специалистов в области рыбного хозяйства. Я очень горд тем, что работаю с таким человеком, как Владимир Прокофьевич Иванов, и считаю его нашим живым классиком. Когда 5 лет назад он, проработав 21 год директором КаспНИРХа – старейшего рыбохозяйственного института страны, пришел в наш университет, это было огромной удачей как для преподавателей института биологии и природопользования, так и для студентов, которым он преподает и которые могут иметь возможность общаться с таким крупным ученым и организатором науки. Это удивительный человек. С глубоким уважением отношусь и к его профессионализму и к человеческим качествами. Я хочу пожелать вам, дорогой Владимир Прокофьевич, крепкого здоровья, долгих лет активной деятельности и свершения всех ваших планов!


К.Ширина.

 
Copyright © 2005-2008 "Астраханский государственный технический университет"
Created by Eugeny Shigaev [ester]
Designed by Cherevichenko Alexander [CheRya]